В это время 80 лет назад: роль люберчан в боях под Москвой

Этот воскресный день был ярок и наряден. Празднично одетые люберчане спешили по улицам зеленого города по своим делам. Где-то пела и плясала свадьба. Городской парк звал к себе звуками духового оркестра. А на стадионе им. Ухтомского собралось более двух тысяч молодых спортсменов, чтобы помериться силами. Но радости от спортивных побед не удалось испытать юным бегунам и зрителям. В полдень прозвучало страшное слово «Война!».

Опустел стадион, стихли звуки оркестра, оборвалась на полуноте свадебная песня. По всем предприятиям прокатились митинги, началась мобилизация. Уже на четвертый день войны, 26 июня, около 80 добровольцев-люберчан влились в состав Московского коммунистического полка, принявшего вскоре первый бой с фашистами под Смоленском.

Тысячи военнообязанных отправились на фронт, оставляя свои рабочие места у станков, на стройплощадках, на полях и фермах. А на их место становились женщины, старики, подростки. Никто не давал себе скидок ни на пол, ни на возраст. Заводы были переведены на казарменное положение. Необходимо было обучать рабочих новому делу, также было необходимо перестроить станки на выпуск оборонной продукции, труженики предприятий вынесли решение работать по 11 часов. Не было речи ни о выходных, ни об отпусках. Первую пробу на крепость советской столицы фашисты решили произвести с воздуха. Армада вражеских бомбардировщиков рвалась к Москве.

В Люберцах, как и в столице, первая воздушная тревога была объявлена 21 июля в 22 часа 10 минут. Она длилась более 5 часов. Но к этому времени Люберцы, ставшие крупным промышленным центром, имевшие стратегические объекты, были прикрыты. Подвалы многоэтажек были приспособлены под бомбоубежища. Налеты на столицу приняли регулярный характер, на крышах каждого дома находились дежурные, которые были готовы обезвредить вражескую зажигательную бомбу.

К сентябрю Люберцы стали прифронтовым городом. В нашем городе оборонительная линия проходила от левого берега Москвы-реки в Капотне через Люберцы, близ бывшей фабрики «Активистка» и далее мимо кладбища в Кожухове, где соединялась с линией Балашихинского района. На строительстве этой линии день и ночь трудились 30 тысяч любер-чан. Одним из объектов был построен люберчанами крекинг-завод – он был ложный, и немецкие штурманы сбрасывали свои бомбы в эту ловушку. Однако при налетах фашистских стервятников не обошлось и без жертв. Так, в результате попадания в цеховую постройку пострадала Томилинская птицефабрика. Несколько бомб попало на Панковскую больницу. А в один из вражеских налетов погибло 14 человек, в том числе и дети. Это произошло во время прямого попадания бомбы в двухэтажный дом по улице Калинина.

В это время остановлены фабрики и заводы. Рабочим и служащим выдан расчет двухмесячного заработка. Всем незанятым обороной было предложено эвакуироваться (т.е. покинуть определенную территорию) на восток страны. Эвакуированы детские учреждения. Заминированы и готовы к взрыву в любой момент важнейшие объекты промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

И отрезок Рязанского шоссе – Октябрьский проспект Люберец – словно сквозная рана, стонал от человеческого горя. Вместе с москвичами по этому скорбному пути уходили многие люберчане, оставляя квартиры, нажитое добро, но только не надежду вернуться к родному очагу. Но не все покидали город. Самые надежные рабочие и служащие оставались в цехах, в учреждениях, охраняя ценности.

Создана была в Люберцах и подпольная группа. В Тураевском лесу была заложена скрытая база с оружием и продовольствием. В городе и поселках были оставлены комсомольцы-связисты для взаимодействия с партизанами.

К счастью, ни люберецким подпольщикам, ни партизанам не пришлось вступить в дело. 19 декабря из Москвы поступило распоряжение начать в городе работу учреждений и предприятий.

Невиданная стойкость защитников Москвы и суровая русская зима оказались не по зубам фашистскому зверю. Стальная оборона столицы обломала ему клыки и когти. В ноябре уже чувствовалось, что наступил перелом в сражении, а 6 декабря под Москвой началось генеральное наступление советских войск. Тысячи люберчан, одетых в военные шинели, полушубки и ватники, в наступающих цепях пехоты, в орудийных и минометных расчетах, в экипажах танков и самолетов несли смерть ненавистному врагу, не жалея и своих жизней за родное Отечество. Они сложили свои головы под Смоленском и Вязьмой, под Волоколамском и Можайском, Малоярославцем, Дмитровом. Из 500 наших земляков, старших непризывных возрастов, добровольно вступивших в состав московских дивизий народного ополчения, вернулись к мирному труду единицы.

Живая легенда о трех воздушных богатырях – трех Иванах – никогда не умрет в сердцах благодарных потомков. Это Герои Советского Союза, командир звена старший лейтенант Иван Заболотный, летчики Иван Голубин и Иван Шумилов. За годы войны они сбили в общей сложности 43 «стервятника». Первые двое погибли в боях. А Иван Петрович Шумилов, знаменитый еще и тем, что дважды совершил таран вражеских самолетов, сражался до конца войны и еще долгое время служил в ВВС. Уволившись в запас в звании полковника, жил и трудился в нашем городе.

(на фото — «Аэродром Люберцы, 1941 г.)

По материалам http://www.mosoblpress.ru

#80летбитвезаМоскву


Добавить комментарий

Ваше мнение важно для жителей Люберец!